А есть ли свобода в православной культуре?

Автор Виктор Власов

С Елизаветой Викторовной Дмитриевой я знакомлюсь на фестивале творческих исследовательских проектов «Держава» – в БОУ г. Омска «Лицее №74». Признаюсь, я не из тех, кто будет интересоваться собеседником лишь из этических соображений. Тем не менее,  Елизавета Викторовна собеседник увлекательный, заместитель заведующего по административно-хозяйственной части из БДОУ г. Омска «Центр развития ребёнка – детский сад № 345», аспирант кафедры философии ФГБОУ ВО «Омский государственный педагогический университет» и тема её диссертационного исследования, как нельзя кстати: «Православная культура в контексте русской религиозно-философской традиции». Случается, дорогие, без всякой причины начать расспрашивать соседа на вашу любимую тему?

За столом, где организатор Светлана Петровна Баранцева проводит рефлексию после мероприятия, находятся лишь православные христиане, я спрашиваю особенно пристрастно. Такой уж я человек – не всё равно, кто меня окружает и высказывается на ту или иную тему.

Интересно, работает в детском саду, а учёный без двух минут, как говорится. Хотя, что я удивляюсь, если администрация детского сада плотно сотрудничает с Омской епархией, то вряд ли стоит пожимать плечами. Однозначно: участвовать в мероприятиях православной направленности следует ещё и потому, что необходимо набираться мудрости. Духовенство посоветует лишь в пользу. Знакомя с православием малышей и порой их маловерных родителей, увеличиваем шансы увидеть в будущем людей здоровых духовно и физически. Итак, начнем.

– Скажите, а как выбрали такую тему среди прочих в среде философии и тем более культуры? Почему не привычных данной науке, скажем, Гегеля или Канта?

– Меня всегда волновал вопрос: «Неужели мы, русские, настолько плохи, что нас можно так унижать, как это позволяют себе представители других культур и стран? Неужели в нас нет ничего и мы действительно, ленивые и, как сказали бы на Западе «свиньи»?» Учась на третьем курсе родного ОмГПУ, изучая русскую философию я поняла, что я русофил. Я люблю и уважаю свою страну. И тогда мне очень захотелось понять то, что не видят сейчас многие в нашей стране – её достоинства. Когда я пришла на кафедру философии и встретилась со своим будущим научным руководителем Наталией Георгиевной Краснояровой, тема была не оформлена. Уже позже, когда мы выбирали тему, Наталия Георгиевна одобрила мой выбор словами: «Знаете, Елизавета, я чувствую, что в православной культуре есть потенциал, который мы еще не смогли разглядеть. Эта тема важная и нужная.»

– Последние события в Украине показали, что нас, русских, православных  считают рабами “Царя”. В своей работе вы затрагиваете тему свободы и религии?

– Размышляя на тему свободы и религии, в первую очередь на ум приходят такие понятия, как пост, догмат, канон, запрет на что-либо и т.д, – охотно отвечает Елизавета. – Казалось бы, религиозная практика по всей своей сути представляет собой свод запретов различного порядка. О какой свободе в религиозной практике можно говорить? Но такое понимание религиозных ограничений слишком узкое и при ближайшем рассмотрении есть вполне разумная необходимость, которая понятна каждому человеку. Польза постничества, положительный эффект отказа от свободы телесных отношений и многое другое давно осмыслено в православной культуре и доказано наукой.

– Отказ от свободы телесных отношений – не следование природному инстинкту?

– Не совсем. Свобода телесных отношений подразумевает, как сейчас модно говорить, свободные отношения. Инстинкт подразумевает цель размножения, здесь иное. Смыслы разные. С начала времён, когда человек осознаёт своё отличие от природы, он желает вырваться из плена животных инстинктов. Животное не думает, оно ест, пьёт и размножается. Его поле – инстинкт. Но человек не желает быть животным. Вся структура психики направлена на другое развитие, не на животное, в противном случае не было всех тех артефактов культуры, которые сегодня имеет человечество. Именно христианская культура дает такую возможность человеку, я поясню. Находясь под сенью природы человек, будучи ее частью, вынужден совершать энергетический обмен. Как его возможно осуществить? Древние люди видели этот путь в кровавой жертве. Всем известны факты поедания частей животных или каннибализм, призванные получить силу, ловкость или бесстрашие жертвы. Но с эволюцией человеческой сущности, происходит выход человека из лона природы в новую сферу, сферу культуры. Смысл энергетического обмена теряется. Теперь человеку необходимо совсем иное, не животное. Безусловно, сегодня существуют религии, требующие жертвы. Мы не будем говорить хорошо это или нет, это просто факт. А теперь давайте подумаем: разве Христианство не есть разумное и, даже, логически оправданное явление миру? Мы не животные. Жертва нам не нужна. У нас есть иной путь пополнения энергии. Разве это не освобождение из плена природы? Обратите внимание, что речь идёт о Новом Завете. Завете без жертв. Одна жертва была принесена и она завершила этот круг, задав иное направление развития человечеству – духовное.

– Следовательно, веруя, человек более свободен?

– Я полагаю, да. Верующий человек более свободен, чем неверующий. Почему? Как много судий у мирянина? Начальник ругает, коллеги обсуждают, друзья осуждают и т.д. Сплошной стресс. Как современный человек снимает стресс? Не каждый желает и способен признать и свою вину во всем этом. Был груб, оскорбил, не помог. Бесконечное переливание подобных ситуаций, не имеющих под собой цель осмыслить истоки проблемы, приводит  к тому, что проблема становится больше. Друг убеждает, что ты молодец, а они плохие. Ты в гневе на всех. Стресс растёт. Будучи верующим и приходя в веру свободно, человек обретает свободу уже в том, что он имеет одного судью – Бога. А Бог всегда говорит одно и тоже, не меняет своих слов в зависимости от количества выпитого, в отличие от друзей. Все его заветы постоянны. И всегда, что очень важно для нас, даёт возможность исправиться. Возможность исправить ситуацию, быть прощённым это как раз то, чего нам не хватает в жизни.

– Елизавета Викторовна, но догма – это всегда определённые рамки?

– Надо понять эти свободы в религиозной догматике. Самое главное положение Христианства, сообщающее нам о том, что мы свободны – это свобода воли и выбора, дарованная Богом. В некоторых религиях есть понятие рока, судьбы, предначертанности и как бы мы не старались, против судьбы не пойдешь. Сегодня мы часто слышим слова близких и друзей: «Если суждено утонуть, не сгоришь!». Утверждения подобного рода безосновательны и не имеют ничего общего с Христианством. Если мы по своей глупости будем обращаться с огнем не осторожно, мы сгорим, будем лезть в реку, не умея плавать, на спор – мы утонем. Это наш выбор, наша ответственность. Подобного рода происшествия никоим образом не могут служить подтверждением того, что Бог так задумал нашу судьбу. Нигде в Священном Писании вы не найдёте слов о том, что Бог определил судьбу человека. Определено лишь наше назначение – искать Бога, а средства и пути выбирает сам человек абсолютно свободно. Ежедневно мы сталкиваемся с разными ситуациями, которых ранее не было. Выбор как поступить, что создать, взять на себя ответственность за последствия выбора – это есть высший уровень свободы.

– Но мы живем в светском государстве, как уравновесить две стороны: светскую и религиозную?

– Надо помнить, что несмотря на светское государство и культуру всегда есть то, что указывает на нашу иную, не материальную, а духовную сущность. Очень простой пример. Давайте зададим себе вопрос… На улице холодно? Нужна шуба, куртка, пальто и т.д. Зачем? Ответ: Чтобы не замерзнуть. А зачем мне не замерзать? Ответ: Потому что я не хочу замерзать, я хочу жить. А зачем мы живём? И вот тут мы подходим к ответу на вопрос, который выводит нас за пределы мирской жизни. За пределы друзей, шопинга и мелких обид на коллег. Неужели мы живём лишь для этого? Мы подошли к вопросу о смысле жизни, который лежит вне плоскости наличного бытия. Животное не задаёт таких вопросов.

– А источники знания? Не каждый способен работать с научной литературой, чтобы осмыслить потенциал Православия для воспитания подрастающего поколения.

– Невозможно, Виктор, воспитать полноценную личность без общения с необходимой литературой, необязательно научной.  Глубокая осмысленность таких категорий как свобода, любовь, миролюбие, патриотизм, в первую очередь, обретаются духовно. Об этом можно прочитать в духовной литературе. Благо, сейчас многое можно прочитать онлайн или прослушать.  Если педагог в своей практике затрагивает такие темы, то необходимо воспользоваться соответствующими источниками, ведь дети всегда задают много «Почему?»  и «Зачем?». Кроме того, развитие образования в условиях интеграции требует объединения усилий на всех уровнях, возьмите детский сад, школу или университет. Образования и православная культура вместе и одновременно формируют всесторонне развитую личность, подготовленную к воспроизведению (т.е. сохранению и последующему транслированию) и развитию материальной и духовной культуры общества, основанной на идеях гуманизма.

Если задуматься, то ведь наши рассуждения, почти на любую нравственную тему, имеют прямую отсылку ко всей культуре, к опыту народа. От нашего выбора зависит и наша жизнь. Православная культура есть не только привычные нам традиции, она представляется глубоким духовным опытом предыдущих поколений, тот завет, который призван помочь нам жить дальше, передать опыт, сохранить наше наследие и культуру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *